Новости
В России уточнены особенности изъятия приобретенного на неподтвержденные доходы имущества должностных лиц
13.12.2016

Конституционный Суд Российской Федерации дал разъяснения по спорным вопросам, возникающим при реализации положений законодательства Российской Федерации об обращении в доход государства приобретенного на неподтверженные доходы имущества должностных лиц, их супруг (супругов) и несовершеннолетних детей.

Согласно подпункту 8 пункта 2 статьи 235 Гражданского кодекса Российской Федерации одним из оснований принудительного прекращения права собственности (изъятия у собственника его имущества) является обращение по решению суда в доход Российской Федерации имущества, в отношении которого не представлены в соответствии с законодательством о противодействии коррупции доказательства его приобретения на законные доходы.

Исходя из положений статей 16 и 17 Федерального закона от 3 декабря 2012 года № 230-ФЗ «О контроле за соответствием расходов лиц, замещающих государственные должности, и иных лиц их доходам» в случае, если в ходе осуществления соответствующего контроля было выявлено несоответствие расходов должностного лица, его супруги (супруга) и несовершеннолетних детей их общему доходу за три предшествующих года, прокурором может быть подано в суд заявление об обращении имущества, приобретенного на средства, происхождение которых не было объяснено, в доход государства.

Однако в процессе правоприменения данные нормы законодательства вызывали ряд вопросов у судебных органов. В том числе, оставалось неясным:

подлежит ли изъятию в случае выявления факта несоответствия расходов доходам все имущество должностного лица или только та часть имущества, которая была приобретена на неподтвержденные доходы;

не нарушает ли конституционные права граждан возможность изъятия имущества не только должностного лица, но и членов его семьи;

правомерно ли учитывать только доходы, полученные должностным лицом и его супругой (супругом) за три последних года, предшествовавших понесенным расходам, не принимая во внимание ранее полученные доходы, а также доходы, полученные в отчетном периоде;

могут ли быть приняты судом доказательства происхождения доходов, дополнительно представленные должностным лицом в ходе судебного заседания;

возможно ли изъятие в доход государства не только приобретенного на неподтвержденные доходы имущества, но и денежных средств от его реализации.

Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 29 ноября 2016 года № 26-П упорядочило применение соответствующих норм законодательства. В частности, конституционный орган указывает на то, что, исходя из положений международных документов в сфере противодействия коррупции, федеральный законодатель вправе устанавливать повышенные требования к репутации лиц, занимающих публичные должности, с тем чтобы у граждан не рождались сомнения в их нравственных качествах и, соответственно, в законности и бескорыстности их действий как носителей публичной власти.

В этой связи изъятие приобретенного на неподтвержденные доходы имущества как у должностного лица, так и у перечисленных в законе членов его семьи, хотя и является ограничением права собственности, но как таковое направлено на защиту конституционно значимых ценностей и не нарушает требования Конституции Российской Федерации. Конфискация имущества в данном случае призвана продемонстрировать занимающим публичные должности лицам бессмысленность приобретения имущества на незаконные доходы и, соответственно, бесперспективность коррупционного поведения, а также минимизировать риск злоупотреблений при оформлении того или иного имущества в собственность и не может рассматриваться как ограничение конституционных прав членов семьи.

При этом, исходя из прямого прочтения положений Гражданского кодекса, в случае непредставления сведений, подтверждающих законность происхождения доходов, на которые было приобретено имущество должностного лица или членов его семьи, изъятию подлежит все имущество вне зависимости от того, что часть затрат на его приобретение могла быть произведена из законных доходов. Однако в отдельных случаях, особенно когда разница между задекларированными доходами и расходами на покупку имущества невелика, судом может приниматься решение об обращении в доход государства только того имущества, которое приобретено на доходы, происхождение которых не было объяснено. В случае же, если приобретенное на незаконные доходы имущество уже было продано, суд вправе принять решение о взыскании в бюджет государства денежных средств от его реализации.

Что касается подтверждения некоррупционной природы доходов, Конституционный суд уточняет, что должностное лицо, равно как и члены его семьи вправе доказывать и в ходе контрольных мероприятий, и в суде всеми доступными способами законность происхождения средств, затраченных на приобретение имущества, независимо от того, когда эти средства были ими получены, отражены ли они в соответствующей декларации или обнаружены в ходе проведения контрольных мероприятий.

Поводом для проверки конституционности положений федерального законодательства стал запрос Верховного суда Башкирии, рассматривавшего дело о взыскании стоимости приобретенного супругом госслужащего транспортного средства, которая превышала полученный семьей доход за три предшествующих года. Принять объяснения госслужащего, представленные в ходе осуществления контроля, а также учесть полученные за предшествовавшие покупке полгода отчетного периода доходы семьи районный суд отказался, что вызвало сомнения в соблюдении конституционных прав граждан у Верховного суда субъекта.