Литература
Выбор по теме
Выбрать все темы
Отменить выбор
Уголовное законодательство о противодействии коррупции
Антикоррупционное декларирование
Регулирование конфликта интересов
Дарение и получение подарков
Работа по совместительству
Вращающаяся дверь
Антикоррупционные органы
Служебные разоблачения
Общие вопросы
Выбор по стране
Выбрать все страны
Отменить выбор
Австралия
Австрия
Аргентина
Армения
Бангладеш
Беларусь
Бельгия
Болгария
Бразилия
Великобритания
Венгрия
Германия
Гонконг (Китай)
Греция
Грузия
Дания
Индия
Индонезия
Ирландия
Испания
Италия
Казахстан
Канада
Кипр
Киргизия
Китай
Латвия
Литва
Мальта
Мексика
Монголия
Нигерия
Нидерланды
Новая Зеландия
Норвегия
Пакистан
Перу
Польша
Португалия
Россия
Румыния
Саудовская Аравия
Сербия
Сингапур
Словакия
Словения
США
Таджикистан
Турция
Украина
Филиппины
Финляндия
Франция
Хорватия
Чехия
Чили
Швейцария
Швеция
Эстония
ЮАР
Южная Корея
Япония
Выбор по дате
Выбрать все года
Отменить выбор
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1998
1996
1992
Сортировка
По алфавиту ↑
По алфавиту ↓
В хронологическом порядке ↑
В хронологическом порядке ↓
Всего найдено: 1541
Общие вопросы
Китай
Wu Y., Zhu J. Corruption, anti-corruption and inter-county income disparity in China. Chinese Economy: Issues and Challenges. The Social Science Journal. 2011. Vol. 48. Iss. 3. Pp. 435-448.

The rapid economic growth in China has been connected with a large income gap across regions. While most existing research has focused on economic factors to explain the problem, we argue that local government's anti-corruption endeavors also play a very significant role in influencing local income levels. Recent research shows that corruption undermines economic growth and generates poverty, we therefore hypothesize that government anti-corruption measures should increase local income levels. Using county-level data and Ordinary Least Square (OLS) estimates, we find counties with higher degree of anti-corruption tend to have higher income measured by county-level per capita GDP. We also employ a recently developed Shapley value decomposition technique to quantify the contributions of each variable. We find that anti-corruption plays a large role in explaining inter-county income disparity in China.

Yang K. Institutional congruence, ideas and anticorruption policy: the case of China and the United States. Public Administration Review. 2009. Supplement 1. Vol. 69. Pp. 142-150.
Yang L., van der Wal Z. Rule of morality vs. rule of law? Public Integrity. 2014. Vol. 16. Iss. 2. Pp. 187-206.

This paper aims to assess whether civil servant values in China and The Netherlands reflect their different administrative traditions (“rule of morality” vs. “rule of law”). This question is highly relevant for two reasons: both countries have undergone recent reforms and modernizations and mutual dealings and interactions have increased and gained importance in recent years. A pilot survey and a content analysis of codes of conduct are employed to establish a value tested in an exploratory survey among Chinese (n=68) and Dutch (n=45) civil servants. The results reveal that value preferences reflect administrative traditions less clearly than expected. Moreover, some values associated with the “rule of law” tradition are more important for Chinese than for Dutch respondents. Theoretical and practical implications of our findings are offered. 

Zhan J. Filling the gap of formal institutions: the effects of Guanxi network on corruption in reform-era China. Crime, Law & Social Change. 2012. Vol. 58. Iss. 2. Pp. 93-109.
Zhang J. Public governance and corporate fraud: evidence from the recent anti-corruption campaign in China. Journal of Business Ethics. 2016. 22 p.
Zhi J., Wu Y. Who pays more “tributes” to the government? Sectoral corruption of China’s private enterprises. Crime, Law & Social Change. 2014. Vol. 61. Iss. 3. Pp. 309-333.

Which industry sectors bribe the government and, in turn, are exploited by the government the most in China? Or, as commonly satirized by the people, which sectors pay the most “tributes” (shanggong) to government officials? This article attempts to answer these questions by proposing a meso-level approach, which examines corruption in China at the sectoral level. We use a firm-level survey from 1997 to 2006 in China and treat two types of payments by private enterprises—public relations–building fees (yingchou) and forced apportionment of funds (tanpai)—as indicators of potential corruption in a sector. We find that the most corrupt sectors are those that rely on scarce and less mobile resources controlled by the government. Thus, further reform in the factor markets is necessary to reduce corruption caused by government intervention in the allocation of important resources.

Беляков А. Борьба с коррупцией в Китае: усилия властей и реальная ситуация. Проблемы Дальнего Востока. 2006. № 5. С. 35-41.
Веселова Л.С. Неформальные отношения (гуаньси) – проявление коррупционной деятельности или культурная специфика Китая? Исторические, философские, политические и юридические науки, культурологи и искусствоведение. Вопросы теории и практики. 2014. № 7-2 (45). С. 32-36.
Гасанова К.К. К вопросу об экономических предпосылках коррупции в современном Китае. Вестник Московского университета МВД России. 2012. № 11. С. 118-122.
Гуськов А.Я. Зарубежный опыт участия институтов гражданского общества в противодействии коррупции, на примере США, КНР и Финляндии. В сборнике: Коррупция: состояние противодействия и направления оптимизации борьбы. Российская криминологическая ассоциация. М.: 2015. С. 311-317.
Дьякова Е.Г. Электронное правительство как инструмент борьбы с коррупцией: прагматический подход (опыт Китая). В сборнике: Актуальные проблемы научного обеспечения государственной политики Российской Федерации в области противодействия коррупции. Сборник трудов по итогам Всероссийской научной конференции. Отв. Ред. В.Н. Руденко; ред. К.В. Киселев, Е.А. Степанова, В.В. Эмих. Екатеринбург. 2014. С. 415-427.

В статье проведен анализ идеологических ожиданий и практических рекомендаций, направленных на использование информационных технологий для борьбы с коррупцией. На основе опыта Китая по использованию электронного правительства показано, как осуществляется трансфер технологий в условиях существования мощной местной административной традиции. Обращено внимание на прагматический характер использования международных идеологических конструктов и практических рецептов. Особое внимание уделено принципу «переходить реку, нащупывая камни» (о постепенном внедрении модных административных технологий с опорой на пилотные регионы). Продемонстрировано, что одним из приоритетов при внедрении ИКТ в государственное управление является усиление надзора со стороны центральной власти за региональными и местными властями с целью пресечения коррупционных проявлений и поддержания устойчивого экономического развития, а также показано, что параллельно формируются механизмы «электронного участия», обеспечивающие контроль за коррупцией со стороны граждан. 

Журавлев В.Е. Противодействие коррупции в Китае. Научная дискуссия: вопросы социологии, политологии, философии, истории. 2016. № 3 (43). С. 114-117.
Коробейникова Т.С. Зарубежный опыт применения гражданско-правовых средств в антикоррупционной деятельности. Власть и управление на Востоке России. 2014. № 1 (66). С. 152-159.
Макаров А.В. Коррупция: опыт успешной борьбы Китая и реальность современной России. Государственная власть и местное самоуправление. 2012. № 3. С. 13-22.

Объектом исследования автора явились понятие коррупции, ее сущность, типология и меры по борьбе в контексте опыта противодействия в Китайской Народной Республике. Автор анализирует некоторые тенденции борьбы с коррупцией в КНР. Основное место в исследовании занимает рассмотрение мер по борьбе с коррупцией в Китае: разработка плана по борьбе с коррупцией, модернизация законодательной базы, усовершенствование государственного управления в системе антикоррупционных мер. Автор приходит к выводу о том, что разработка и усовершенствование мер по подавлению и предупреждению коррупции - основополагающая задача борьбы с коррупцией в КНР. Успех в борьбе с коррупцией, помимо политической воли высшего руководства страны, также требует необходимых институциональных изменений во всем государственном механизме, как и в России, поэтому возможность использования опыта КНР в борьбе с коррупцией для России может иметь вполне положительную динамику для развития правового государства и профилактики, противодействия коррупционным преступлениям.

Макаров А.В., Жукова А.С. Явление коррупции в Китае и реальность современной России: вопросы совершенствования законодательной базы. Международное публичное и частное право. 2012. № 2. С. 32-40.

Объектом исследования авторов явилось понятие коррупции, ее сущности, типологии и мер по борьбе в контексте опыта противодействия в Китайской Народной Республике. Авторы анализируют некоторые тенденции борьбы с коррупцией в КНР. Основное место в исследовании занимает рассмотрение мер по борьбе с коррупцией в Китае: разработка плана по борьбе с коррупцией, модернизация законодательной базы, усовершенствование государственного управления в системе антикоррупционных мер. Авторы приходят к выводу о том, что разработка и усовершенствование мер по подавлению и предупреждению коррупции - основополагающая задача борьбы с коррупцией в КНР. Успех в борьбе с коррупцией, помимо политической воли высшего руководства страны, также требует необходимых институциональных изменений во всем государственном механизме, как и в России, поэтому возможность использования опыта КНР в борьбе с коррупцией для России может иметь вполне положительную динамику для развития правового государства и профилактики, противодействия коррупционным преступлениям.

1
...
58
59
60
61
62
...
103